Betonstavropol.ru

Бетон Ставрополь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дорога пошла под откос

Измена Збруеву, тюремный срок за убийство, слепота. Как жизнь Валентины Малявиной пошла под откос

В 60-е ее красота сводила мужчин с ума, но сейчас в этой старой, потерявшей зрение женщине с отпечатком алкогольной зависимости на лице сложно узнать Валентину Малявину. Несчастливые браки, смерть сожителя и обман мошенников перевернули жизнь артистки.

18 июня Валентине Малявиной исполняется 79, но вряд ли ее ожидает грандиозный праздник. В последние годы единственные гости на днях рождения актрисы — это сестра, священник и персонал пансионата для слабовидящих. Учреждение стало домом артистки с тех пор, как она ослепла, начала терять слух и оказалась жертвой мошенников: обманщики едва не завладели двухкомнатной квартирой звезды.

Почему же многообещающая актриса, которой прочили успех и славу, осталась одинокой и обрела пристанище в пансионате? Любовные трагедии, невозможность испытать счастье материнства и смерть одного из избранников довели Валентину Александровну до отчаяния и подтолкнули к алкогольной зависимости. И хотя артистка уверяла, что ни о чем не жалеет, читая ее биографию, сложно поверить в смирение. Кто же виноват в том, что звезда экрана в точности повторила сценарий, предначертанный ей гадалкой?

Привет мне 28 лет. Не пью не курю. Увлекался машинами, компьютером, и идеей добиваться успеха и жить правильно. Я незнаю что мне делать. Даже не знаю с чего начать, ибо никогда не сидел на подобных форумах. Пока жил с родителями, до 26 лет, была машина подаренная, работа, деньги, друзья. Девушек не было но я не парился особо по этому поводу. Решил съехать так как думал что возможно жизнь с родителями мешает познакомиться с девушкой. Сам я особо не коммуникабельный и не считаю себя интересным человеком, поэтому не разговаривал с противоположенным полом из за страха быть отвергнутым. Переехал в другой город нашел работу, снимал квартиру, но все началось с одной авантюры на которую я продал машину вложил все свои деньги и взял огромную сумму в кредит, да да сейчас я понимаю что это самый тупой поступок в истории. В итоге, конечно, я просрал все что было и остался в минусе, но оставалась сумма на проплату кредита на 1 год. После этого я вернулся домой, год ни чего не делал не работал не гулял. Заперся в своей комнате родителям сказал что изучаю програмирование, друзьям не отвечал на звонки а сам залипал в компе на ютуб и игры. Мог не мыться неделю, мог не есть сутки, спать ложился когда угодно просыпался когда высплюсь, день стал ночью и наобарот. Так просидел год, превратился в безхребетное существо, было страшно даже выйти в магазин. С людьми стало намного тяжелее общаться, друзей не осталось, денег нет, соответственно отношений нет, кому нужен такой человек. В итоге когда пришел последний месяц который я мог оплатить за кредит надо было что то делать. Я принял решение найти вахтовую работу чтобы поскорее закрыть кредит. Поселился в общаге с тараканами клопами и особым контингентом людей, чтобы не тратиться на квартиру и побыстрее закрыть кредит. Никуда не хожу работаю с 2мя выходными в месяц. Очень одиноко, хочеться создать семью, встретить вторую половинку. Но уже время упущенно, при лучшем раскладе я закрою кредит через 3 года и мне будет 31. И кем я буду в 31. Человек с нулем в кармане. Смысл такой жизни? Почему нельзя вернуться в свои 26 и пережить заново?

Наверно потому что Вы бы вернулись и сделали тоже самое. (((
Жизнь иногда выступает в роли учителя. Пока не пережевешь последствия не сделаешь выводы.
А Вы какие сделали из случившегося?

У вас случился отличный шанс поумнеть и повзрослеть!
Вы на правильном пути! Не опускайте руки!
В 31 или в 41 или в 81, неважно, можно сколько угодно завести семью! Было бы желание.
И кто сказал, что нельзя параллельно завести семью? Что обязательно надо поэтапно? Сначала долг, потом семью? Хотя бы девушку то можно? А не семью?

Ув. автор, сейчас у вас появилась уникальная возможность, изменить свою жизнь, причем в лучшую сторону. Думайте позитивно, я уверен у Вас все получится. Самое главное запомните, что мысли материальны, о чем вы думаете, то с вами и случится. Перестаньте думать, что вы неудачник, перестаньте думать, что жизнь пошла под откос, все что происходит с Вами, это результат ваших мыслей. Полюбите жизнь, и она вас отблагодарит тем же.

Последний раз редактировалось behappy; 29.11.2020 в 01:41 .

Кто где стоял. Две версии

В Юрьянском районном суде 26 июля допросили 60-летнего Шабана Гадчиева. 31 мая 2017 он был одним из понятых, которые присутствовали при досмотре Андрея Устюжанинова, который вместе с Храмцовым ездил в Киров за наркотиком. После задержания Устюжанинова и Храмцова отвезли в полицию и развели по разным кабинетам.

Гадчиев рассказал, что машину, в которой он ехал, остановили у здания полиции в Юрье: на улице стояли сотрудник в форме ГИБДД и человек в полевой форме полицейского с погонами майора. Последнего Гадчиев во время следствия и в суде опознал как Олега Шишкина (подсудимый находится в звании лейтенанта — в тот момент на нем была надета чужая форма).

Именно Шишкина обвиняют в том, что он подложил наркотик в кофту потерпевшего. По этой причине основная часть вопросов к свидетелю касалась месторасположения Шишкина в разные моменты времени.

В суде свидетель пояснил, что Шишкин привел понятых в здание полиции, где их встретил Тупицын и отвел на второй этаж. Шишкин поднялся за ними, но остался на лестничной площадке. Понятым объяснили, что сейчас в одном из кабинетов у задержанного будут искать наркотики. Гадчиев во время досмотра Устюжанинова сидел в кабинете напротив открытой двери и видел, что происходило в коридоре второго этажа. Он сказал, что видел там Шишкина: по его словам, полицейский точно не заходил в кабинет, где в тот момент находился Храмцов с другим сотрудником.

То, что Гадчиев рассказал в суде, отличалось от сведений, которые он дал во время допросов на стадии расследования. Гадчиева допрашивали трижды: в июне 2017 с ним разговаривал следователь Петр Глухих (Юрьянский межрайонный следственный отдел), в августе — Дмитрий Ростовцев (первый отдел по расследованию особо важных дел в управлении Следственного комитета по Кировской области), в декабре — следователь по особо важным делам Георгий Малых.

Во время допросов Гадчиев говорил, что в полицию его проводил сотрудник ГИБДД, а Шишкин уже стоял на втором этаже. Свидетель видел, как Шишкин выходил и заходил в кабинет с Храмцовым.

Никак не объяснив противоречия в показаниях, свидетель «сейчас вот начал вспоминать», что Олег Шишкин заходил в соседний кабинет на «минуту-полторы». Отвечая на уточняющие вопросы адвокатов подсудимых, Гадчиев начал волноваться и нервничать, так как запутался в терминах и протоколах. В конце концов он вспылил:

― Я понимаю, ваше дело — защитить [подсудимых]. Вам нужна правда, да?! Ваша честь, тогда я хочу сделать заявление: в ходе следствия на меня оказывал давление Тупицын!

― Ваша честь, все неправда, — поднялся Ким Тупицын.

Судья Андрей Черных, видя, что свидетель взвинчен, объявил перерыв. Когда участники процесса начали покидать зал, Тупицын негромко попросил Шишкина стоять неподалеку от Гадчиева и смотреть, чтобы к нему никто не подходил и не мог оказать давление.

Миша Поляков, Коля Герасимов и другие кумиры советской молодежи, чьи жизни пошли под откос

Дети уже давно доказали, что могут играть в кино не хуже взрослых и, восхищаясь такими ребятами, мы забываем, какую цену они вынуждены платить. Ведь детская, еще не до конца сформированная психика с трудом может сопротивляться всем тем соблазнам, которые дарит слава. В мировом кинематографе самый яркий пример подобной истории — это Маколей Калкин.

Но в Советском Союзе тоже было множество талантливых ребят. Вспомним только актеров из «Приключений Электроника» или из «Гостьи из будущего». Но не у всех судьбы сложились удачно, к сожалению, у большинства из них жизнь закончилась трагедией. А ведь казалось, что после такого оглушительного успеха, перед ними будут открыты все двери.

Сергей Шевкуненко — Миша Поляков, «Кортик»

Потеряв отца в 4 года, мальчик пустился во все тяжкие, и, если бы его мать не работала помощником режиссера, мы бы никогда не увидели Сергея на телеэкранах. Но, кроме роли пионера в трилогии, парню не суждено было кого-либо сыграть. В 13 лет он уже состоял на учете в милиции, а в 16 получил первый срок. К 30 годам Сергей был известен под кличкой «Артист» и держал в своих руках Мосфильмовскую ОПГ. В 35 лет Сергея в его собственной квартире застрелил киллер.

Читать еще:  Что значит заложение откосов

Вячеслав Царев — Мальчик с сачком, «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»

Мальчик вошел в историю советского кинематографа со своей знаменитой фразой, но кинокарьеру всё равно построить не сумел. Он даже пытался сниматься у Тарковского, но «мальчика с сачком» никто не воспринимал всерьез. Позже Вячеслав сменил множество профессий: был уборщиком, продавцом мороженого, грузчиком и даже дворником. Постепенно спиваясь, Вячеслав умер от инсульта в 2006 году.

Никита Михайловский — Рома Лавочкин, «Вам и не снилось…»

После роли в киноленте Ильи Фрэза на парня свалилась всесоюзная слава, но после окончания вуза он выбрал андеграунд. Он основал неформатную студию «Театр-театр» и вообще был активным участником различных неформальных объединений. В 1990 году у Никиты диагностировали лейкоз, деньги на лечение собирали буквально всем миром, свою долю внесли такие личности, как Горбачев, Каспаров, даже Маргарет Тэтчер. Но операция не смогла спасти жизнь артисту.

Алексей Фомкин — Коля, «Гостья из будущего»

О дружбе с Лешей мечтали все девочки Союза, а вот он мечтал лишь о карьере в кино. Но после того оглушительного успеха, парня особо не звали в другие проекты, и он решил переждать карьерный застой в армии. После службы, пытаясь воскресить карьеру, Алексей устроился во МХАТ им. Горького, но был уволен из-за проблем с алкоголем. Поработав мельником в деревне, он переехал с женой во Владимир, где погиб во время пожара в возрасте 26 лет.

Игорь Клименков — мальчик-паж, «Золушка»

После «Золушки» парень так и не смог найти себя в кино, он поступал в различные вузы, но постоянно бросал учебу. В какой-то момент увлекся гитарами и начал сам их собирать из хлама, который находил на помойках. Он сделал около 15 гитар, и каждая из них уникальна. Игорь жил затворником и умер в одиночестве в 2006 году, но успел вписать свое имя в «Энциклопедию гитарного искусства».

Ян Пузыревский — Кай, «Тайна Снежной королевы»

В 16 лет парень обрел славу, а к 20 годам у него за плечами было уже около дюжины ролей. Но всё сломал неудачный брак. В 18 лет он женился на своей однокласснице, но, несмотря на рождение сына, брак разваливался на глазах. Его жена подала на развод и собиралась забрать малыша к себе. Тогда Ян выпрыгнул в окно вместе с младенцем. Парень погиб, а ребенок сумел выжить, зацепившись за ветки, которые смягчили падение.

Виктор Перевалов — Иванушка, «Марья-искусница»

Мальчик начал сниматься в 8 лет и успел сыграть множество запоминающихся ролей. Последний раз он появился на экранах в 1977 году, а потом исчез. Виктор работал монтером, гробовщиком, грузчиком, собирал яблоки в колхозе. Его время от времени приглашали для различных эпизодических ролей. Виктор скончался при невыясненных обстоятельствах в 2010 году.

Федор Стуков — Том Сойер, «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна»

Единственное исключение из общего ряда. После той киноленты он играл в немецком театре, а затем стал ведущим различных телепередач. Сегодня Федор вплотную занялся режиссурой, он снял киноадаптацию «Как я встретил вашу маму» и популярный нынче сериал «Физрук».

Юрий и Владимир Торсуевы, «Приключения Электроника»

К сожалению, культовая лента стала одновременно и закатом их кинокарьеры, парни больше не получали новых приглашений сниматься. Были отчислены из института за аморальное поведение, служили в армии, пробовали открыть собственный бизнес. Сегодня работают в разных компаниях.

Дмитрий Барков и Егор Дружинин — Петров и Васечкин, «Приключения Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные»

Отец Дмитрия был актером, поэтому мальчик точно знал, что из себя представляет эта профессия, и решил не идти по стопам отца. Окончив экономический факультет, он некоторое время работал на музыкальном канале, снимался в эпизодических ролях, а сейчас занялся преподаванием в детской школе «Киноостров».

Егор также не стал киноактером и в 22 года уехал в США, чтобы учиться в танцевальной школе в Нью-Йорке. После возвращения в родной Петербург он занялся тем, что ставил танцевальные номера Киркорову, Вайкуле и «Блестящим». Также вел хит-парад «Золотой граммофон» и был членом жюри «Танцев» на ТНТ.

Судьбы у этих актеров разные, но всех объединяет то, что повторить свои детские экранные успехи во взрослой жизни никому из них не удалось. Кого-то сломала внезапная слава, кто-то осознанно выбрал другой путь, но всё равно грустно, что некоторые так и останутся в истории детьми из кинокартин.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 14

Алексей Николаевич Толстой

Я призываю к ненависти

Что мы защищаем

Программа национал-социалистов — «наци» (фашисты) — не исчерпана в книжке Гитлера. В ней только то, в чем можно было признаться. Дальнейшее развитие их программы таит в себе такие горячечные, садистские, кровавые цели, в которых признаться было бы невыгодно. Но поведение «наци» в оккупированных странах приоткрывает эту «тайну», намеки слишком очевидны: рабство, голод и одичание ждет всех, кто вовремя не скажет твердо: «Лучше смерть, чем победа „наци“».

«Наци» истерично самоуверенны. Завоевав Польшу и Францию — в основном путем подкупа и диверсионного разложения военной мощи противника, — завоевав другие, более мелкие, страны, с честью павшие перед неизмеримо более сильным врагом, «наци» торопливо начали осуществлять дальнейшее развитие своей программы. Так, в Польше, в концлагерях, где заключены польские рабочие, польская интеллигенция, смертность еще весной этого года дошла до семидесяти процентов, теперь она поголовная. Население Польши истребляется. В Норвегии «наци» отобрали несколько тысяч граждан, посадили их на баржи и «без руля и ветрил» пустили в океан. Во Франции во время наступления «наци» с особенно садистским вкусом бомбили незащищенные города, полные беженцев, «прочесывали» их с бреющего полета, давили танками все, что можно раздавить, потом приходила пехота, «наци» вытаскивали из укрытий полуживых детей, раздавали им шоколад и фотографировались с ними, чтобы распространять, где нужно, эти документы о немецкой «гуманности»… В Сербии они уже не раздавали шоколада и не фотографировались с детьми.

Можно привести очень много подобных фактов, все эти поступки вытекают из общей национал- социалистской программы, а именно: завоевываются Европа, Азия, обе Америки, все материки и острова. Истребляются все непокорные, не желающие мириться с потерей независимости. Все народы становятся в правовом и материальном отношении говорящими животными и работают на тех условиях, которые им будут диктоваться. Если «наци» найдут в какой-либо стране количество населения излишним, они его уменьшат, истребив в концлагерях или другим, менее громоздким способом. Затем, устроив все это, подобно господу богу в шесть дней, в день седьмой «наци», как белокурая, длинноголовая раса-прима, начинают красиво жить — вволю есть сосиски, ударяться пивными кружками и орать застольные песни о своем сверхчеловеческом происхождении…

Все это — не из фантастического романа в стиле Герберта Уэллса. Именно так реально намерены развивать свою программу в имперской новой канцелярии, в Берлине. Ради этого льются реки крови и слез, пылают города, взрываются и тонут тысячи кораблей и десятки миллионов мирного населения умирают с голоду.

Разбить армии «Третьей империи», с лица земли смести всех «наци» с их варварски-кровавыми замыслами, дать нашей родине мир, покой, вечную свободу, изобилие, всю возможность дальнейшего развития по пути высшей человеческой свободы — такая высокая и благородная задача должна быть выполнена нами, русскими и всеми братскими народами нашего Союза.

Немцы рассчитывали ворваться к нам с танками и бомбардировщиками, как в Польшу, во Францию и в другие государства, где победа была заранее обеспечена их предварительной подрывной работой. На границах СССР они ударились о стальную стену, и широко брызнула кровь их. Немецкие армии, гонимые в бой каленым железом террора и безумия, встретились с могучей силой умного, храброго, свободолюбивого народа, который много раз за свою тысячелетнюю историю мечом и штыком изгонял с просторов родной земли наезжавших на нее хазар, половцев и печенегов, татарские орды и тевтонских рыцарей, поляков, шведов, французов Наполеона и немцев Вильгельма… «Все промелькнули перед нами».

Наш народ прежде поднимался на борьбу, хорошо понимая, что и спасибо ему за это не скажут ни царь, ни псарь, ни боярин. Но горяча была его любовь к своей земле, к неласковой родине своей, неугасаемо в уме его горела верав то, что настанет день справедливости, скинет он с горба всех захребетников, и земля русская будет его землей, и распашет он ее под золотую ниву от океана до океана.

Читать еще:  Как отделать откос гаражных ворот

В гражданской войне девятьсот восемнадцатого — двадцатого годов белые армии сдавили со всех сторон нашу страну, и она, разоренная, голодная, вымирающая от сыпного тифа, через два года кровавой и, казалось бы, неравной борьбы разорвала окружение, изгнала и уничтожила врагов и начала строительство новой жизни. Народ черпал силы в труде, озаренном великой идеей, в горячей вере в счастье, в любви к родине своей, где сладок дым и сладок хлеб.

Так на какую же пощаду с нашей стороны теперь рассчитывают «наци», гоня немецкий народ на ураганом несущиеся в бой наши стальные крепости, на ревущие чудовищными жерлами пояса наших укреплений, на неисчислимые боевые самолеты, на штыки Красной Армии.

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды, От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля До стен недвижного Китая, Стальной щетиною сверкая, Не встанет русская земля?

В русском человеке есть черта: в трудные минуты жизни, в тяжелые годины легко отрешаться от всего привычного, чем жил изо дня в день. Был человек так себе, потребовали от него быть героем — герой… А как же может быть иначе… В старые времена рекрутского набора забритый мальчишечка гулял три дня — и плясал, и, подперев ладонью щеку, пел жалобные песни, прощался с отцом, матерью, и вот уже другим человеком — суровым, бесстрашным, оберегая честь отечества своего, шел через альпийские ледники за конем Суворова, уперев штык, отражал под Москвой атаки кирасиров Мюрата, в чистой тельной рубахе стоял — ружье к ноге — под губительными пулями Плевны, ожидая приказа идти на неприступные высоты.

Три парня сошлись из разных деревень на службу в Красную Армию. Хороши ли они были до этого, плохи ли, — неизвестно. Зачислили их в танковые войска и послали в бой. Их танк ворвался далеко впереди во вражескую пехоту, был подбит и расстрелял все снаряды. Когда враги подползли к нему, чтобы живыми захватить танкистов, три парня вышли из танка, у, каждого оставался последний патрон, подняли оружие к виску и не сдались в плен. Слава им, гордым бойцам, берегущим честь родины и армии.

Летчик-истребитель рассказывал мне: «Как рой пчел, так вертелись вокруг меня самолеты противника. Шея заболела крутить головой. Азарт такой, что кричу во все горло. Сбил троих, ищу прицепиться к четвертому. Сверху — то небо, то земля, солнце — то справа, то слева, кувыркаюсь, пикирую, лезу вверх, беру на прицел одного, а из-под меня выносится истребитель, повис на тысячную секунды перед моим носом, вижу лицо человека — сильное, бородатое, в глазах ненависть и мольба о пощаде… Он кувыркнулся и задымил, вдруг у меня нога не действует, будто отсидел, значит — ранен. Потом в плечо стукнуло, И пулеметная лента — вся, стрелять нечем. Начинаю уходить, — повисла левая рука. А до аэродрома далеко. Только бы, думаю, в глазах не начало темнеть от потери крови, и все-таки задернуло мне глаза пленкой, но я уж садился на аэродром, без шасси, на пузо».

Вот уже больше полвека я вижу мою родину в ее борьбе за свободу, в ее удивительных изменениях. Я помню мертвую тишину Александра III; бедную деревню с ометами, соломенными крышами и ветлами на берегу степной речонки. Вглядываюсь в прошлое, и в памяти встают умные, чистые, неторопливые люди, берегущие свое достоинство… Вот отец моего товарища по детским играм — Александр Сизов, красавец, с курчавой русой бородкой, силач. Когда в праздник в деревне на сугробах начался бой, — конец шел на

anchiktigra

Автор: Аня Скляр, кандидат философских наук, психолог.

Джоджо Мойес — После тебя (2015)

Первая книга намного сильне.. Намного. НАМНОГО. » До встречи с тобой» сделало Джоджо Мойес очень популярным автором, а книгу — действительно бестселлером. Потом пошли другие произведения, но вот та Первая книга — она действительно шедевральная. Я рыдала, не могла остановиться после прочтения. И вот выходит продолжение этой нашумевшей истории » До встречи с тобой». Я даже дар речи потеряла. Мне не терпелось вновь окунуться в переживания главной героини, хотелось снова прочитать о дальнейшей судьбе героев. К сожалению, я разочаровалась. Нет, прочесть можно, конечно. Но бестеллером вторая часть будет только потому, что все, кто прочел первую книгу, конечно же, захотят узнать — а что же дальше. Лично я не в восторге. Во время прочтения первой книги я рыдала, во время прочтения продолжения я ничего не почувствовала. Я читала и все время ждала — ну давай, должно же что-то уже произойти такое эмоциональное. Нет. Как-то излишне сентиментально и с привкусом американского Хэппи-Энда.
Джоджо Мойес всегда читать легко и приятно. И это плюс. Но эту книгу читать очень скучно. И это минус. Я не могу сказать, что книга так уж совсем плоха. Нет. Но у Моейс есть вещи и посильнее, и поярче. Серебристая бухта и то, мне кажется, лучше продолжения этой истории.
Я заметила, что книги выходят у Мойес сейчас одна за одной — только в этом году их вышло уже 3. Может быть, стоит остановиться в погоне за тиражами и уделить внимание качеству? А то так скоро Мойес и в Донцову превратится.
В целом, я не жалею о потраченных минутах на чтение этого романа. Мне просто хотелось бы, чтобы он был более эмоционально насыщенным.
Честно говоря, не хотелось добавлять эту книгу в список худших, но ведь действительно — сплошное разочарование.
И нужно ли вообще было писать это продолжение? Мне кажется, что нет.
Аня Скляр

«Домой я возвращаюсь в четверть второго. Стараясь не смотреть на свое отражение в зеркале лифта, я вхожу в притихшую квартиру. Переодеваюсь в пижамные штаны и толстовку с капюшоном, открываю холодильник, достаю бутылку белого вина, наливаю в бокал. Вино такое кислое, что больно губам. Изучив этикетку, я понимаю, что забыла заткнуть бутылку пробкой, но затем решаю особо не заморачиваться по этому поводу и с бокалом в руке плюхаюсь в кресло.
На каминной доске две открытки. Одна – поздравление с днем рождения от родителей. «Лучшие пожелания» от мамы для меня точно нож острый. Вторая открытка от сестры. Сестра сообщает, что собирается приехать с Томасом на уик-энд. Открытка шестимесячной давности. На автоответчике два сообщения. Одно от дантиста, другое – нет.
Привет, Луиза. Это Джаред. Мы встречались в «Грязной утке». Ну, мы с тобой тогда еще перепихнулись. (Сдавленный неловкий смешок.) Это было… ну ты понимаешь… В общем, мне понравилось. Как насчет того, чтобы повторить? У тебя есть мои координаты.
Когда в бутылке ничего не остается, я прикидываю, не сбегать ли за новой, но очень не хочется выходить из дому. Не хочется в очередной раз выслушивать шуточки Самира из круглосуточного магазинчика насчет моего пристрастия к «Пино гриджио». Да и вообще, не хочется ни с кем разговаривать. Внезапно на меня накатывает смертельная усталость, но при этом я настолько перевозбуждена, что даже если и лягу в постель, то все равно не усну.»

«И вот я стою на крыше и смотрю на подмигивающую мне лондонскую тьму. Миллионы людей вокруг меня живут своей жизнью: едят, ссорятся и так далее. Миллионы жизней, протекающих отдельно от моей. Странный непрочный мир.
Звуки ночного города пронизывают воздух, мерцают натриевые фонари, ревут моторы, хлопают двери. В нескольких милях к югу слышится отдаленный гул полицейского вертолета, обшаривающего лучом прожектора местный парк в поисках очередного негодяя. А где-то вдали воет сирена. Вечная сирена.»

«И я целовала его до умопомрачения, превращаясь в один бьющийся пульс, и думала исключительно о том, что мне хочется с ним сделать. . Я вскочила с места, он тоже встал и притянул меня к себе. Мы, сметая все на своем пути, слились в жарком объятии. И мир вокруг перестал существовать. Были только руки, и губы, и – боже мой! – запах, и вкус, и ощущения на кончиках пальцев. Во мне словно один за другим рассыпались разноцветными огнями крошечные фейерверки, а потайные уголки моего тела, которые я считала давным-давно умершими, постепенно пробуждались к жизни. Он поднял меня на руки, и я обвилась вокруг него, такого большого, сильного и мускулистого. Я целовала его лицо, ухо, запустив руки в его мягкие темные волосы. . «На секунду он впился в мое лицо взглядом, затем закрыл глаза и поцеловал, медленно и очень нежно. Потом стал плавно опускаться на меня; это сладостное ощущение тяжести мужского тела разбудило во мне доселе спавшее вожделение. Мы целовались, его губы щекотали мне шею, от его кожи исходил жар, и я, пьяная от возбуждения, инстинктивно выгнулась дугой и обвила его ногами.»

Читать еще:  Что значит погонный метр откоса

«И теперь готова пожертвовать собственной жизнью, поскольку не смогла спасти его?»

«Паста в виде ушек, слегка недоваренная, кедровые орешки, помидоры со своего огорода, оливки, тунец и пармезан. Я собралась приготовить салат с пастой по рецепту, продиктованному по телефону Лили, которую, в свою очередь, проинструктировала бабушка.»

«Мы не знаем, что нас ждет за ближайшим поворотом. Вот потому-то мы и не должны упускать свой шанс.»

« Никогда не знаешь, что может случиться после падения с большой высоты. »

«Когда люди говорят, что осень их любимое время года, то они наверняка имеют в виду дни вроде сегодняшнего: утренняя дымка, сменяющаяся пронзительно ярким светом; в углах груды принесенных ветром листьев; успокаивающий запах прелой травы.»

Лучшие отзывы о фильме «В тумане»

В своем вступительном слове актриса Юлия Пересильд пожелала всем зрителям испытать то же чувство, что испытала она сама по просмотру фильма (на одном из западных фестивалей) — катарсис. Не скрою, такая заявка звучала более, чем интригующе. Однако, у этой «медали», как и у приза ФИПРЕССИ в Каннах, есть и оборотная сторона. Потому что в финале вполне можно испытать несколько иное чувство, а именно некоторое разочарование, к тому же многократно усиленное неоправдавщимся ожиданием того самого катарсиса. Ну да, все понятно, кого только русский (белорусский) мужик не выносил на своих плечах: и ослепленных войной фанатиков, таких как Буров, и жалких предателей, таких, как Войтик, которые к тому же его же во всем вечно обвиняют, упрекают, а при случае и в расход (по законам военного времени) пустить не гнушаются. Но от финала такой нарочито медленной и вдумчивой картины, длящейся более 2-ух часов, все-таки ожидаешь какого-то яркого и сильного впечатления. Вместо этого финал вышел одновременно прямолинейным и спорным (довольно редкое, надо сказать, сочетание). И кому здесь предъявлять претензии: режиссеру Лознице или автору рассказа, легшего в основу фильма, классику белорусской литературы самому Василю Быкову, — не знаю. Я повесть Быкова не читал. Но мотивировка главного героя Сущени, который всю дорогу так заботился о своем несправедливо запачканном немцами добром имени, пустить себе пулю в лоб (да к тому же из нагана, про который забыл — это на войне-то. — его «стражник») кажется каким-то совсем уж, мягко говоря, неубедительным. Что ж, получается, его жена Анеля и малолетний сын Гриша (не говоря уж про соседей) которые фильма Лозницы не видели так и будут считать его предателем?! И его, которого перед несостоявшемся чуть ранее расстрелом только это и волновало, вдруг в одночасье это волновать перестало?! Как вы сказали, Константин Сергеевич?! Да-да, вот и я тоже что-то НЕ ВЕРЮ.
К тому же в фильме, где нельзя не отметить, как красиво, бережно и заботливо выстраивался чуть ли не каждый кадр, получился какой-то уж совсем неубедительный монтаж: с определенного момента прошлое и настоящее завязываются в такой запутанный клубок, что распутать его, наверное, можно (после фильма и с помощью спецсредств), вот только при таком финале совершенно непонятно зачем.

Сочетание слов «в прокат вышла новая картина Сергея Лозницы» вызывает лёгкое волнение. Лозница — болезненного вида худощавый человек, с тонкими чертами лица и бесстрастными глазами то ли хирурга, то ли маньяка — два года назад наделал шуму картиной «Счастье моё» (2010). Фильм этот удостоился сравнения с балабановским «Грузом 200» (2007) и заслужил звание «поклёпа на российскую действительность». Впрочем, аудитория разделилась поровну, и вторая половина признавала ленту безоговорочным шедевром. В свете всего этого, новую работу Лозницы ждали с особым нетерпением. Одни — для того, чтобы вывалить всё, что на душе накипело по случаю очередной клеветы и провокации. Другие — чтобы вновь выразить восхищение. Сразу скажу, для первой категории зрителей Лозница поводов не оставил. Во всяком случае, если особо не вдумываться.

«В тумане» является экранизацией одноимённой военной повести Василя Быкова. Обращение Лозницы к материалу войны вполне ожидаемо. Так, одной из самых горестных страниц Великой Отечественной посвящена его известная документальная работа «Блокада» (2006). А в «Счастье моё», помнится, основная история прерывалась военным эпизодом, имевшим большое значение для понимания концепции всей картины. Что же происходит «В тумане»?

Белорусская деревенька, второй год Великой Отечественной. Поезд пошёл под откос, немцы арестовывают четверых обходчиков, троих вешают, одного, рослого мужичину по имени Сущеня, освобождают. Ясное дело, думают местные, Сущеня — предатель. Спустя недельку-другую к нему приходят партизаны, дабы расстрелять. Случай позволит Сущени растолковать своим палачам, как что было на самом деле. Правда, толку от этого окажется мало. Вот такая, в общем-то, нехитрая, но оттого ещё более пронзительная и ужасная история уложена в семьдесят два кадра, составляющих два часа экранного времени.

Ужас здесь состоит в том, что на протяжении всего повествования единственным человеком, сохраняющим трезвый ум, остаётся приглашённый на казнь Сущеня. Но его слов никто не слышит. На войне правит не здравый смысл, не истина, не справедливость и, в общем-то, даже не случай. На войне правит туман, в метафорическом смысле, конечно же, как некая сила, начисто стирающая людей до небытия. Идея с туманом у Лозницы, хоть и блестяще реализованная, не оригинальна в нашем новом кино. Помнится, война, как жуткое явление, где люди исчезают разом, необъяснимо и навсегда, была в картине Алексея Германа-младшего «Последний поезд» (2003). Пыльный ветер, снежная вьюга, дым и туман помогали скрыть последние следы существования несчастных жертв. Лозница ограничился одним туманом. Надежда Сущени на то, что кто-нибудь когда-нибудь разберётся в его истории — наивна. Череда нелепиц уничтожит его, а туман схоронит все свидетельства о его судьбе. Такова логика войны.

Впрочем, Великая Отечественная для Лозницы — это скорее хороший материал для разговора о человеке. Словами самого режиссёра: «Картина не о войне, а о людях в определённых условиях». В «Счастье моё» Лозница исследовал человека, живущего, по сути, в окружении перманентного апокалипсиса. Вышеназванный военный эпизод там служил ключом к пониманию того, как этот апокалипсис сложился и даже стал привычным в сознании людей. Зритель Лозницу не понял, или понял, но не так, и режиссёр взялся растолковать свою позицию ещё раз. Применяя категории коммерческого кино, Лозница сделал приквел к «Счастье моё», в котором объяснил, почему в «ЭТОЙ стране» творится «ТАКОЕ». «В тумане» обращает нас к корню проблемы вражды внутри нашего народа, показывает, что война является одним из тех явлений, что внесли наибольший вклад в разобщение людей, земляков, односельчан, родственников, близких. «Наши поступки будут влиять на наших детей и внуков» — говорит Лозница, и доказывает, что страшное и печальное настоящее — результат соответствующего прошлого.

Не случайно обе картины режиссёра во многом схожи: по сложной структуре с применением флешбэков, по типу сюжета — сюжет испытания-разочарования, по характеристике главного героя. В той и в другой ленте главный герой — обыкновенный такой парень, лишённый каких-либо особенно выдающихся, ярких черт, но определённо положительный. По ходу сюжета он проявляет такие качества, как честность, доброту, отзывчивость, ну и так далее. И в обоих случаях это служит косвенной причиной всех его несчастий. Окружают главного героя сплошь люди с исковерканным сознанием. А судьбой его движет череда нелепиц и случайностей. Как говорит Лозница: «Человек не всё может. Бывают ситуации, когда он не может ровным счётом ничего». Если, опять же, возвращаться к «Счастье моё», то по Лознице, в России подобная ситуация полной неспособности что-либо изменить является нормой. Герои обоих картин постоянно хотят одного, но окружающие обстоятельства не позволяют им осуществить желаемое, а вынуждают идти по самому скверному и мучительному пути из всех возможных. «Судьба, что говорить» — обречённо вздыхает Сущеня и растворяется в тумане.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector